baxus (baxus) wrote,
baxus
baxus

Ещё немножко слепков реальности.

Ночь. Водохранилище размером с доброе море. Его тут так и называют - море. Только море - холодное. Но все уже искупались. Мне кажется, если б берега моря Лаптевых были чуть более доступны (например, как Рыбинское водохранилище) - русские купались бы и там. А чего? Август же. Тепло. Море, опять же. Значит, надо купаться. Если ночью - то голыми. Чего непонятного?

Но сейчас уже - хорошо. Действительно, приятно освеженные купанием. Действительно тепло. Потрескивает костерок. Водочка греет изнутри, спальник и куртка - снаружи (хотел написать "спальник и женщина", но решил не оскорблять чувства чересчур семейных граждан).

Ха-ра-шо! Бесконечный звёздный простор чистого августовского неба над ярославской областью - это что-то! Звёзды здесь - совсем другие. Их не больше, не меньше (вернее, я затрудняюсь сравнить), чем в той же Калифорнии, или почти на экваторе - в Малайзии, но они какие-то другие.

Другое небо.

На волне этой благости я погружаюсь в нирвану. Нирвана - это небольшой малозаметный бар в Ньюпорте, вечер, часть стульев ещё перевернута на столы, и Большой Джо, чёрный властелин этой джазовой преисподней, его бармен и хозяин, вечный, как Бродвей или Гранд Каньон - только переворачивает стулья в положение, когда они готовы принять гостей, в основном зале. Он огромными ручищами хватает сразу по два-три, и переворачивает, и ощущение, что они вращаются у него между пальцев...

...а на маленькой сцене Майлз Дэвис "разминает" свою золотую дудку, извлекая из неё нежные звуки, и словно пробуя их на вкус. Помощник Джо за стойкой протирает стаканы, приветливо глядя на Майлза и дружески подмигивая мне. Посетителей почти нет, а все, кто есть - свои, и со сцены доносятся обрывистые нотки прекрасных мелодий: сложный кусок проигрыша Gingerbread Boy, со склонностью к уходу в бесконечность, внезапно прерывается нежным соло Round Midnight, а музыкальную сладкую тяготу джазовой ночи прорезает сумасшедшая Turnaroundphrase, нарушающая все музыкальные законы, которые только можно нарушить...

Когда мне хорошо - мне всегда приходит это видение. И вечно молодой Майлз лабает для меня, вежливо разминаясь перед "большим" выступлением...

- А вот давай американца спросим! Слышь, Паша-сан! Ты, когда в свою Америку летишь - через Северный полюс пролетаешь?!

...Бар в Ньюпорте вместе с звуками волшебной музыки тает, а вместо этого появляется радостное небритое лицо одного из моих собутыльников и вообще друзей.

Оказывается, над нами пролетел самолёт. Большой. Не думал, что это зрелище столь удивительно в этих краях. Но мои подвыпившие спутники его заметили, и заспорили. Суть спора сводилась к следующему: один говорил, что самолет летит в Таиланд или Китай (мол, тока туда такие большие летают). Другой же утверждал, что в Китай и Таиланд надо лететь напрямую, а не через север России, коим является Ярославская область. Первый обвинял второго в неграмотности и плохом знании матчасти, и сбивчиво пытался объяснить, что летят они не напрямую, а по "глиссаде", которая только кажется длиннее, а на самом деле здорово экономит время и водкуденьги.

Поскольку сторонник "глиссады" научных аргументов, объясняющих, почему самолёту правильнее лететь по параболе, не знал, он норовил призвать в арбитры меня, часто летающего на дальние расстояния.

...недовольный изъятием меня из моей нирваны с Майлзом, я поёжился:

- Почему через Северный полюс? Нет, конечно...

- Во! - обрадовался сторонник прямых линий на глобусе. И приговорил оппонента: - Потому что ПИЗДАБОЛ! - но оппонент не сдавался: - Паш, а через какие страны самолёт летит?

- Вот вы доебались-то... ну, через Питер, Финляндию, Швецию, северную Норвегию... Исландию цепляет чуток, Гренландию. Канаду, ясен хуй... И дальше уже на юг... опять же, смотря куда летишь: я обычно в Лос летаю, так там парабола больше получается... В НЙ чуток поменьше "холм"...

- Во! И кто тут пиздабол?! - агрессивно поднял палец получивший столь весомое подтверждение своей теории "глиссады" оппонент. Они заспорили ещё ожесточённее. Смотреть на это было весело: достали футбольный мяч, которым тут так никто особо и не поинтересовался, и начали измерять его линейкой через макушку. С пьяных глаз результат получался каждый раз в пользу того, кто мерил, независимо от способа (по "глиссаде" или нет).

Самолёт удалялся, похоже, действительно, в направлении ещё большего севера. Значит, точно - в Тайланд... - подумал я вяло. В это время один из спорщиков решил, что надо всё-таки добавить: окуляры потеют, точность измерений мячика страдает, да и вообще. Решили взять "маленькую", чтоб не открывать большую (0,5, а не 0,7). "Пашка, ты будешь?!", "Серый, я все полтинники ближе к говну положил, чтоб лишний раз не лазили. Смотри, не ебанись в темноте!" (говном называли пересохшее устье впадающей в водохранилище речушки - заиленное открытое дно действительно более всего напоминало эту субстанцию, а присутствие в ней некоторого количества влаги не позволяло ей высохнуть даже на жаре последних дней. Краевед Петя в первое утро божился, что видел застрявшего в говне молодого оленёнка, и даже спас его).

...Через короткое время в темноте у воды раздался мат, мат шёл по нарастающей, потом быстро перешёл в короткий вскрик и смачный чвак. После чего всё почти затихло, лишь привычное "...мать, мать, мать!" гуляло по окрестным просторам, благодаря эху.

Краевед Петя отложил измеряемый мяч и линейку, и, почему-то поглядев на звёзды, буднично так, и очень трезво, сказал-констатировал: "Ебанулся в говно, конечно. А потому, что пиздеть не надо! Чего, пойду, достану, чтоль?..." - словно с оттенком сомнения: надо ли? Но пошёл, медведем, во тьму.

...Огромный красивый лайнер летел на высоте под 11 000 метров в Бангкок или Пекин, а может, Шанхай или Токио. Пассажирам уже раздали пледы и наверное собирались предложить напитки. В бизнес-классе вовсю разговлялись деликатесами, запивая кто вином, кто коньяком. Я всё это видел столько раз! Отсюда я не мог разглядеть, самолёт какой авиакомпании летит над нами в ночи, но если б мог - добавил бы больше подробностей.

...а на дне одиннадцатитысячнометровой пропасти под ним, краевед Петя, местный охотовед и "дачник", как он сам себя называл, - вытаскивал из говна Серёгу, Серёга вытаскивал оттуда же водку, и вместе они всё это делали для того, чтоб выпив, продолжить измерять мячик и ругаться насчёт параболы: есть она, или нет.

С неба, на запад от самолёта, тихо-тихо играл прекрасное окончательно размявшийся Майлз Девис, и смотрел на меня с грустным сочувствием, пониманием, и состраданием. А я силился вслушаться в мелодию, чтоб угадать, что он играет. Но никак не мог распознать за сопением, вознёй и матюками моих спутников...

Август 2015, Россия, Ярославская область.

Tags: Россия, Россия-Америго, люди, общество, творчество, художественное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 46 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →