baxus (baxus) wrote,
baxus
baxus

Панкрат

Оригинал текста (как всегда) взят отсюда, с моего основного блога Hvatkin.com

...Гостиницу, конечно, не сдали. Даже более того: она находилась в плачевном состоянии: левое крыло вроде бы уже было подведено под крышу, в правой же части даже не дошли до верхних "венцов" в возведении стен.

Гостиница была не приоритетный объект, конечно, но важный: она должна была стать эдакой вишенкой на торте: образцовый современнейший агрокомбинат, полностью замкнутый цикл производства, от посева до переработки в конечный продукт, готовый к употреблению, новейшее оборудование, новейшие технологии, современнейшая техника, спутники, телеметрия, невидимые радиосчитываемые метки на каждом бидоне, контролируемые и даже управляемые дистанционно трактора, новейшие цеха, мощный вай-фай, гордо реющий над полями, и в довершение всего этого великолепия - гостиница, с двумя люксами, и пятью легкорастяжимыми просторными номерами хоть на троих (семью), хоть на бригаду ремонтников (если временные нары поставить).

В гостинице предполагалось селить заезжее сельскохозяйственное начальство, государевых людей, коих в России на каждого реального фермера - человек так десять приходится, по моим скромным подсчётам; в гостинице предполагалось селить приезжающее с инспекциями в поля руководство предприятия, но главное: гостиница предназначалась для временного комфортного приюта многочисленных иностранных и российских специалистов, коих приглашали и ещё долго будем приглашать для обучения всему и вся. У этих ребят (особенно у иностранцев) свой райдер, который соблюсти в российской провинции практически невозможно (в глухой деревенской провинции), и мы были вынуждены отправлять наших деревенских гавриков в Белгород и Ростов-на-Дону, а самых одарённых - аж в Амстердам, откуда ни один не вернулсятакая форма обучения имела много минусов: оказавшись во всамделешной командировке за казённый счёт, селяне дурели, занимались чем угодно, только не учёбой, и даже приставление к каждой группе сопровождающего с дубиной и соответствующими полномочиями не всегда приводило к желаемому эффекту.

Практиковалось и дистанционное обучение, слава интернету, но русский крестьянский ум, почему-то безо всякой критики верящий картинке первого канала, картинку вебинара с преподавателем на экране монитора воспринимал, как нечто несерьёзное, люди хихикали и тайком корчили рожи читающему им лекцию (сам наблюдал).

Зато присутствие специалиста (тем более - иностранного) непосредственно в родных полях, преподавание на практике прямо тут, не отходя от кассы, - приносило изумительные совершенно плоды. Для этого и нужна была гостиница, которой, увы, не было.

Подрядчик быстро понял, что объект не приоритетен, и это оказалось главное и ключевое. С тех пор гостиница строилась "на отъебись": считай, только тогда, когда вынужденно простаивала стройка остальных объектов.

Помимо вышеописанного, это означало, что ещё и я остался без ночлега.

Смеркалось. В травах начинали вечерний стрёкот неведомые мне кузнечики и прочая летняя живность. Местные управленцы, чувствуя неловкость, изучали носки своих пыльных бот.

- Понятно. - закончил я осмотр местами начавшей уже зарастать гостиницы. - Забили? - управленцы немедленно обиделись, заговорили вместе: - Павел Егорович, да как? Дак брус сколько не везли? Да людей распределяли по остаточному принципу... да это, да то - закудахтали вразнобой.

- Ясно всё. - оборвал я их. - А мне где ночевать? - руководители переглянулись (их было двое).

- Вариант номер один - в Ельчанке. Через наши поля сейчас - 26 км, вмиг долетим, там комфортно и здорово. Олени ходють... Но! Ночью грозы идут большие. Дорогу запросто за ночь размоет. Она и щас-то на ладан дышит. После того, как размоет дорогу через поля - там только на тракторе проехать можно будет. Придётся 86 км крюк утром делать, по автодороге...

- Не вариант. Утром встреча здесь, и потом я уезжаю сразу.

- Тогда либо у нас... - они сами понимали неприемлемость этого предложения: управленцы облюбовали себе для жизни помещение в также реконструируемой бывшей советской маслобойне. Там чудом сохранилась входная группа, каморка толи сторожей, толи администраторов этого дела. Мало того, что там навсегда въелся запах портянок, так и мои полевые командиры суровым и коллективным мужским бытом не добавляли уюта и привлекательности этому месту. Нет, всё чисто, но - как в казарме. А запах - как в казарме под утро. Плохо проветриваемой. Кто был - тот знает, о чём я.

- Я слишком стар для этого дерьма. Либо?

- У Панкрата. - хором сказали они. - У него чисто! Он не пьёт совсем. И не курит.

- Зато я... хм... ладно. Ху из Панкрат?

- Из местных староверов...

- ??? Реально старовер?

- Да нет... ну, как бы... немного не от мира сего... у него там своя теория развития государства... вы только ему много говорить не давайте, а то он запросто мозг вам вынесет к утру - крошки не останется. Любит попиздеть дед. Он такой... правильный, чтоль... ну, по-советски, как-то...

- Достаточно рекламы. Давай к Панкрату.

# # #

Домик. Обычный деревенский домик. Чувствуется, что за домиком следят, хотя сам дом - старый. Изба-пятистенок. С печкой, чуть смещённой от центра (так кажется, потому что малой частью печка заходит в малую комнату - спальню, а большой - в большую, в горницу).

...Огороды у местных селян - это явление заслуживает отдельного описания. Я не знаю: отдельная ли это деревня, или это явление существует в губернском масштабе, или же как. Но, в общем, у огородов три уровня: первый - это земля, которая находится в законной собственности или типа того. Тут всё понятно, это прямо при доме, как правило, размер участка колеблется в районе где-то 15-25 соток (25 - у самых продвинутых или многодетных). Ну или около того, я на глаз землю до сих пор плохо меряю, к стыду своему.

Второй уровень - это, значит, когда-то, когда местный колхоз приказал долго жить, его поля начали дербанить. Ушлые городские дядьки не без помощи председателя того колхоза нахапали себе основную часть угодий за бесценок, но для видимости нужно было что-то дать и селянам. Но не хотелось. В итоге там такого нахуевертили, что вышло так: 80-85% земли бывшего колхоза-миллионера - в собственности у городских нуворишей (в нормальной собственности, со всеми документами - у них мы и выкупили всю землю), и оставшиеся 15-20% - распределили неравным способом среди поселян-колхозников. И с тех ещё, благостных 90-х, там жопа полная с документами, со статусом этих земель, с уплатой земельного налога новыми собственниками, и в итоге эти земли ни отнять, ни продать никто нормально не может. И даже доказать своё право собственности на них они не могут тоже. Но не пропадать же земле, правда? - вот они по своему блюдут право собственности: огородили оградками свои "стрелки" и "межи", и растят там, что могут. Это в общей сложности даёт каждому ещё как минимум столько же, как максимум - до гектара. Хитро нарезанных сельхоз угодий.

Ну и третий уровень - "а це - пiд помидоры!" (с), как в известном анекдоте. По закону электрички: ежели кто где нашел кусочек земли, на который вроде как не распространяется ни федеральная, ни других собственников право собственности - там и посеял брюкву каку. Всё хозяйству польза. На следующий сезон твой унавоженный участок другой занял - его право. Хотя ебало набить ты тоже имеешь право в этом случае. По местным понятиям. Это справедливо. Ну или спиздить чего у того, кто твою межу занял, третьего уровня...

У старовера Панкрата два уровня рисовались прямо за домом, как террасное земледелие прям. Первый уровень, и - дальше, в сторону дороги в город - широкий второй.

...Дед выглядел довольно приветливо, и очень по-русски: суровый взор на чужаков из-под косматых седых бровей мгновенно сменился какой-то полумальчишеской услужливостью, как только он признал в моих сопровождающих известных ему лиц. Как будто это не он тут был старшим (по возрасту), а мы все - патриархи...

Плюс, конечно, любопытство. Тоже чисто мальчишеское качество.

...Мне отвели малую горницу (спальню, вероятно) с персональным выходом в туалет - прям гостиничный номер! - сам Панкрат начал устраиваться на ночлег в большой комнате.

Уладив все оргвопросы с Панкратом и договорившись завтра рано утром заехать за мной, мои полевые командиры ушли в свой клоповник, вечерять. Панкрат, погромыхав чем-то на маленькой, выгороженной у печки в большой горнице кухоньке, приветливо спросил:

- Чаю попьёте?

- Да, пожалуй...

Сели пить чай. Обстоятельно. Самовара не было, но были блюдца, чашки, кусковой сахар, варенье (которое Панкрат отрекламировал, как собственного приготовления), ещё что-то, хлеб, печенье.

Из уважения к хозяину я отрезал пол-кусочка хлеба и намазал его вареньем (обычно я этого не делаю - я и чай-то не очень люблю).

- Вы в Москве живёте? - дружелюбно спросил Панкрат. Мне проще всего было согласиться. Но я не выбираю лёгких путей.

- Нет. - и замолчал. Молчал столь долго, что Панкрат не выдержал, и задал вопрос, который был ему предписан изначально:

- А где?

- Большую часть времени я живу с семьёй в Сан Диего, но несколько месяцев в году, в общей сложности, я провожу в Подмосковье. Но не в Москве.

- Сан Диего... это где ж такое? - искренне поинтересовался Панкрат.

- Америка, штат Калифорния. Самый юг, считай, на границе с Мексикой... - информация о месте моего проживания, казалось, поразила Панкрата.

- Это ж... это что ж... это ж вы оттуда - сюда? Прям летаете?!

- Ну да. И оттуда туда, и отсюда туда... а что?

- Ишь ты... никогда не думал, что с живым американцем чаёвничать буду! - Панкрат даже взъерошил седой чуб от волнения. Я замотал головой, глотнув горячего чая:

- Нет-нет, я пока что не американец, и даже не уверен, что в будущем им стану. По-крайней мере, в обозримом. Я гражданин России, и... - я посмотрел на Панкрата и решил, что не стоит грузить его сложностями американского иммиграционного законодательства: - и не собираюсь переставать им быть. Да и возможности прямой такой не имею пока что.

- А скажите... я думаю, ведь неправда, что вот говорят, что они нам прямо так все зла желают, да? Вот скажите, вы ведь там были, живёте - неправда ведь, да?

- Конечно, неправда. Никто России там зла не желает, большинство даже плохо представляет себе, где та Россия, и что там с ней. У них у самих очень большая страна, весьма эгоцентричная... им попросту не до нас.

- Ну, на уровне простых людей - это понятно, а что ж тогда их политики нам так гадят?!

- А чем их политики нам гадят?

- Ну, санкции там разные вводят... Ведь нам от этого хуже становится, я ж понимаю!

Это я понимаю, что мы подступаем к самому сложному.

- Видите ли, Панкрат... Санкции - это ведь ответ на что-то, правда? Их же не просто так, не с бухты-барахты ввели? И даже не в ответ на наши олимпийские победы, согласитесь? А вот после того, как мы оттяпали часть территории у суверенного государства - с точки зрения остальных государств, мы нарушили очень много всяких писаных и неписаных законов и соглашений. Вот за это и ввели санкции... Кроме того, Панкрат, российское телевидение утверждает, что население России совершенно пофигистично воспринимает санкции, а вы-таки от них страдаете? - Панкрат смутился:

- Не... я-то - не... но я вот как раз и думал, что ведь не просто ж так всё это! Ведь правильно вы сказали: не с бухты-барахты санкции ввели-то! А по телевизору говорят (и люди думают) - будто это как-то само собой, от нелюбви к нам! - я внимательно слушал его, прихлёбывая чай.

Панкрат был похож на классического одержимого. Или, если хотите, на классического шизофреника. Он был одержим (это я понял позже) - собственной идеей развития государства российского. Особого пути. Беременный этой идеей, для того, чтоб донести её до очередных вялых ушей, он готов был во многом "подстроиться" под собеседника, во многом с ним согласиться, лишь бы только в решающей минуте "взять власть" в разговоре, и начать излагать свою идею обустройства государства на Руси.

Все эти бла-бла и согласия со мной лишь показывали, что передо мною - умный одержимый (а они редко тупыми бывают, хотя и бывают). Поняв, что поворот в разговоре наступил (я стремился ускорить события и дать ему выговориться), Панкрат взял с места в карьер:

- Но ведь у нас-то, у России, всё равно путь-то свой, наособицу! Мы с ними не воевать, дружить должны, и всяко своё особенное сохранять! И вперёд двигать! - я подбодрил предписанным мне вопросом:

- А что у нас такого особенного?

...Панкрат глянул на меня торжествующе - звёздный час деревенского умника! - и его понесло.

Вкратце: наш особый путь - в нашей земле. Земля вся должна быть частно-общей. Т.е. могут частники возделывать землю, могут объединяться в общины (если хотят), и возделывать сообща. Но не должно быть гражданина России, которому бы не принадлежал бы хоть кусочек родной земли. И гражданин должен работать на земле. Единицей административной должно стать землячество. Через это прорастать будем и духовными, и иными благонравными ценностями.

...И когда случится это счастие, когда каждый горожанин станет либо членом землячества, либо самостоятельным землекопом, - вот тогда снизойдёт на Русь Святую великая благодать, не сказать - благость, все заколосимся многодетностью, а детушки малые будут расти в духовности и прилежности к труду на Своей Земле, а добра у нас будет - дальше некуда, потому что с нашей плодородной земли (он посчитал) мы вообще можем накормить весь мир, например, миллионы вечно голодающих в Индии или каком Пакистане, или тем паче - Северной Корее, столь близкой нам по духу...

Но в общем решатся все проблемы: шлюхи устыдятся и станут прилежными крестьянками, наркоманы забудут, что такое героин и как вообще раньше они могли заниматься тем, чем занимались. Барыги станут прилежными и духовными, будут всё нажитое в землю матушку вкладывать (вот как вы это делаете! - сказал он, мы, оказывается, со своим проектом стали живым олицетворением его идей, отсюда и любезность к нам такая, и даже Сан Диего готов простить), а она им за это - платить сполна благостию, здоровьем, счастьем и урожайностью...

В общем, не будет никаких проблем, а страна станет жить в неге и довольстве, забыв даже отчасти про нефть. Зачем она нужна, когда итак все при деле, все в земле ковыряются, на грядках раком стоят, умирая от переполняющей их благости и духовности...

Я слушал этот бред, и клевал носом: нестерпимо хотелось спать. Забавно: у меня в рюкзаке, во фляжке, было 0,35 отличного коня. Этого вполне достаточно, чтоб снять усталость и заставить меня хотеть спать даже в самых спартанских условиях (стар я стал, раньше-то, бывалоча, и после литры ещё норовил блядей пощупать или в клубец войти, пройдя фейс-контроль), и я планировал приложиться к сей фляжечке сразу после чаепития с суровым до синьки Панкратом. Но теперь, от его монотонного бубнения, мне спать хотелось даже без коня. Почти что заплетающимся языком я задал-таки вопрос:

- А как быть с сугубо городскими жителями? Вот я, например... никогда в деревне не жил, отродясь никакой земли не пахал (сам), и пахать не буду, хоть сколько ты мне её дай... - Панкрат возмутился:

- Так вы же УЖЕ пашете! Да шутка сказать - 10 000 гектаров! И это только начало! - я отмахнулся: это - бизнес. Часть бизнеса, деталь. С таким же успехом я мог бы выпекать торты или производить колёсные пары. Я вкладываю деньги, но не я точу колёса и ставлю тесто в печь. Однако Панкрату это ничего не меняло. Он восхищённо рисовал себе (и мне) картины будущего совместного и общего труда на земле. В моей голове мгновенно всплыли воспоминания о подобном труде - я хорошо помню, как в 80-х горожан-трудящихся всяких интеллектуальных профессий (почему-то любили именно интеллигенцию привлекать для этой цели) вывозили в поля, месить говно, я вспомнил сразу этих тёток несчастных, среди которых моя мама, взявшая меня с собой, потому что - свежий воздух и хоть какая-то помощь, резиновые сапоги, косынки, грязь, какие-то корнеплоды, полное презрение от полупьяных колхозников и отсутствие взаимопонимания на приёмке собранного урожая, который колхозники, походу, на 50% минимум развозили по своим личным закромам для кормления личного же крупнорогатого скота... Общий бардак, усталость, грязь, и осознание какой-то удивительной бесполезности всего происходящего. А поскольку ещё и под дождь попали, то я, конечно же, простудился, и мама потом ещё две недели на больничном сидела. Со мной...

Я представил сегодняшних московских одиноких тёток, вывезенных силами "землячества" в поля, увидел примерно ту же картинку, что когда-то видел в реале, и беспомощно спросил Панкрата:

- А женщины?! В городе же полно одиноких женщин! Они же не умеют ничего делать в земле! Их тоже - в поля? - Панкрат словно ждал этого вопроса. От прекрасности будущего, включающего современных городских женщин в полях (молодых и одиноких) его взгляд даже замаслился. Он зашёлся в экстазе: всё будет с женщинами мегаохуенно! Даже не сомневайтесь! Уж работая на земле они сами приведут себя в такое респектабельное состояние, что только плодись и размножайся! Не сходя с земли.

У меня не было сил и, главное, желания спорить. Я испытал вдруг в реале чувство, которое часто испытываю от комментаторов в своём жж. Вот вроде человек и злобно написал, и ересь написал, и ты можешь хлёстко ему ответить, да так, что о-го-го... но ты думаешь: и что? Этого дебила я же точно не переубежу. Если представить, что он искренне думает так. А если это бот за денежку - то тем более, ему только в радость, если я с ним в спор вступлю. Ну его нахуй. Промолчу. Промолчу! Ничем не отвечу. Да! Потому что нефиг. С дебилами в дискуссии вступать - контрпродуктивно, но ещё более контрпродуктивно вступать в дискуссии с платными ботами.

А человек думающий - всегда сомневается, имхо. В своей правоте.

- Панкрат, я спать пойду. Устал... - Панкрат сразу прекратил болтать, засуетился: - Конечно, конечно... я понимаю...

...Суетливо убрал со стола. Показал постель. Принёс "новую" подушку. Меня чего-то рубило прямо - видимо, сказалось то, что я только что прилетел из Малайзии, смена часовых поясов, джетлаг, вот это всё. Утром рано встал, вечером поздно лёг... Да свежий воздух и общая лепота российского черноземья...

Буркнул Панкрату: "Я ещё поработаю чуток" - воткнул телефон в ноут, как модем - наш Wi-Fi на дом Панкрата не добивал. И тут же, поставив это всё хозяйство рядом с собой на кровать - вырубился. Как из розетки выключили, или из Матрицы выдернули.

Мне снился тропический Тиоман и скалистое побережье Сан Диего. Дом, который мы там облюбовали, во сне каким-то образом сочетался с шале на берегу океана в тропическом скучном раю Тиомана. Словно вышел - и вошёл. И я так выходил и входил из одного континента в другой, и смеялся от радости и свободы передвижения, пока вдруг снова не оказался в Орловской области. В избе Панкрата.

...Проснулся спустя часа три после того, как заснул. Панкрат лежал на кровати, и беседовал с самим собой. Я не сразу это понял. Но поняв - успокоился. Он говорил:

- А как иначе-то? Одни же геи кругом... ни земли у них, ни баб. Вот и гействуют. Чего ж остаётся, изгоям человечества?! А этот ничего так... они тут все - деток растят... у каждого свой... у этого, сказывают, мальчик... Стало быть - нормальный...

...Было жутковато от этого бормотания. Видимо, под сон сознание совсем изменяло Панкрату.

- А тетрадочку-то я ему свою завтра положу. Пусть читает, на досуге, как земля-то устроена должна быть... Российская... Уж может в Москве своей - доложит! Или в сан диеге этой... прости, господи... (далее скорым шёпотом последовала молитва какая-то).

- Положу ему тетрадочку-то... ишь... женщины, говорит... Да женщинам-то это больше всего и надо, дурья твоя голова! - повысил он неожиданно голос, но, спохватившись, умолк...

# # #

...Я нашарил в темноте рюкзак, и вынул тихонечко фляжку с коньяком. И отхлебнул. Прилично. Двумя глотками опорожнив более половины фактуры.

Панкрат уважительно затих. Он, вероятно, не пил, потому что хватало "внутренней" дури. Есть такие "счастливые" люди, как Ослик Иа из знаменитого боянистого анекдота: "А мне - в напёрсток, мне только для запаха - дури-то и своей хватает..."

Да.

...Утром он действительно пытался мне всунуть тетрадочку, в которой "описал то, как устроен мир". Мне показалось, что я всё же (высокомерно, конечно же!) знаю немного лучше, как устроен этот мир, чем поселянин Орловской губернии, никогда её не покидавший. Панкрат не только не обиделся на отказ взять тетрадку, но даже будто и обрадовался: при нём останется, не придётся по новой писать!

- Вы, главное, в Москве там расскажите, что земля - это главное! Чтоб они помнили! - напутствовал он меня.

- Нет, Панкрат. - обернулся я. - Не буду рассказывать. Представляешь, если они мне (тебе!) - поверят? Придут, и отберут у тебя твою землю! Так что живи-ка ты спокойненько, и не выпендривайся с этим землячеством, а то бед себе на афедрон найдёшь немеряно...

Сел в подогнанный "полевыми командирами" джип, крузак, который они уже дважды разъебать умудрились в полях - да и уехал.

Оставив бедного Панкрата в сплошных неоднозначных размышлениях...

Такой вот "электорат" - Панкрат, не чуждый судьбам родины, да...

Tags: деревенька, творчество
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments