baxus (baxus) wrote,
baxus
baxus

Эвакуация. Глава 2 | Hvatkin.com

Продолжение. Начало можно прочесть здесь.

Оригинал текста (как всегда) взят отсюда, с моего основного блога Hvatkin.com

Наступил последний день перед сделкой.

Завтра - она, подписание документов, получение денег, транзакции и переводы, а самолёт у нас в Нью Йорк - в 4:45 утра, завтрашней же ночью... Проснувшись завтра утром, я уже неизвестно когда лягу спать вновь. И вообще томила какая-то сладостная неопределённость: есть что-то удивительно притягательное в таких эскейпах: ты словно стоишь на краю, на краю бездны, полной неизвестности. Что будет завтра? Чем закончится день? Где ты будешь послезавтра? Что вы будете кушать-пить, чем заниматься, где жить, кто будет вас встречать, кто провожать? Кто станет вашим другом, а кто - врагом? Полная неизвестность. Нет, конечно, не всё так неизведанно: летим мы в Нью Йорк, там у нас забучены апартаменты в Джерси, в любимом Джерси, с видом на Манхеттен, летим бизнес-классом - хоть и стоит это, как чугунный мост, но я решил, что, чай, не в турпоездку-то едем - можем себе позволить. К тому же в бизнес-классе норма багажа поболе, а у нас итак не чемоданы - монстры, ё.

Т.е. с одной стороны, всё предсказуемо, с другой - слишком много неизвестных. Выпустят ли? Вылетим ли? Долетим ли? Последний месяц я стал прозрачнее собственной тени. Я даже по городу перемещался так, чтоб ПДД не нарушать, как последний чайник. Постоянно мониторил административку, налоги, штрафы, и оплатил даже те, вымышленные, которые на меня навешивали "за метро". Точно знал, что относительно меня никаких вопросов не должно быть. И то же самое проделывал относительно жены - не дай Бог там какая бочина вылезет! Этого только не хватало!

Лёжа в постели в эту последнюю ночь в дому, пустом до гулкости, т.к. всё было вывезено-перевезено-распродано, осталось минимум мебели (квартиру эту я переписал на жену, и предполагалось её сдавать, оставался здесь уполномоченный сообразно человек, который за долю малую от денег от съёма готов был решать все вопросы с арендаторами) я мысленно по шагам проверял, ничего ли я не забыл, перебирая, как чётки, события дня грядущего, и обдумывая их так и эдак. Скво тоже не спала. Не спал и ребёнок - все были нездорово возбуждены, но каждый по своему...

Естественно, у ребёнка поднялась температура. Поэтому скво весь день сделки занималась борьбой с свалившейся так некстати хворью. Я же, поскольку это было самое важное в тот момент - посвятил себя сделке.

Шесть часов кряду. Почти полноценный рабочий день. В специальном помещении при банке. Сначала изучали документы, потом подписывались, потом ждали транш, потом снова подписывались, потом снова всё проверяли. Не просто это всё. В 16:34 по МСК актив перестал мне принадлежать, мне стали принадлежать деньги. Которые успешно легли на счёт оффшора в Прибалтике. В долларах. Уже к 17:12.

...Теперь меня ничего здесь не держало. Наоборот: следовало уносить ноги как можно быстрей. Я мог чего-то не учесть, у него, врага (давайте назовём его каким-нибудь именем, например, Антон) могли быть другие источники информации, мне оставалось надеяться только на то, что моя вкусняшка - всё же не дело всей его жизни, не главное а проходное, и хотя бы по этому мне удастся проскочить.

В 17:30 я спустился в метро (смешно: у меня даже не было машины впервые за последние 22 года, ха! - всё продал, а на такси ехать - только пробки собирать), а где-то в районе 18:45 уже был дома. Окончательные сборы, нехитрый ужин. Ребёнок, слава Богу, вроде не температурит. Но то ли будет ночью...

...В час ночи выехали. На машине доверенного друга, крёстного отца моего пацана. На выезде из города пикет гайцев. Тормозят всех. Водят жальниками - пьяных ищут. Мы, естественно, трезвы, причём включая пассажиров. Попытки дотелепаться до якобы непристёгнутого ребёнка (ребёнок был пристёгнут, всё как положено) не закончились успехом, и мы поехали дальше.

Шереметьево. Два часа ночи. Затаскиваем с другом монстры-чемоданы, там одних игрушек детских - ояибу сколько. Нельзя не взять - очень просил. А ещё ж ведь книги. А ещё другое всякое разное. Здесь-то справимся, а вот как я в Америке всё это потащу один - хер его знает.

Регистрация на бизнес-класс - никого народу. А в эконом - внушительная очередь. Я знаю о том, что у меня будет перевес. И он есть. Начинаем разбираться с оплатой, плачу за всё практически не глядя, сколько скажут. Какая-то фигня с оплатой, чего-то не срабатывает карта - готов достать кеш, но главное - мне везде всякие козни мерещатся уже, до паранойи.

Ладно, сдаём багаж, проходим регистрацию на рейс, наконец-то, с горем пополам, оплатили всё, и чемоданы уехали в недра порта и после - самолёта. Теперь мы налегке. Руки трясутся после тяжести чемоданов, ходят ходуном. Уже непонятно, от тяжести ли, от нервов, от чего...

Мы уезжаем, быть может, навсегда, а нас никто не провожает. Нету толпы родных и близких, дядь, тёть, бабушек, дедушек, слёз, подбадривающих улыбок - только друг. Правильно. Потому что никто не знает о том, что мы уезжаем, может быть, навсегда. Для большинства наших родных и близких, знакомых и друзей - это очередной тур-трип. А ездим мы часто, поэтому никто особо и не удивлён - чего ж тут провожать-то...

И от этого испытываешь лёгкую возвышенную грусть: словно в больницу слёг с неизлечимой онкологией, а родственникам и близким сказал, что, мол, грыжу прооперировать. И они тебя так легко навещают, особо не парясь, т.к. уверены, что заболевание твоё - пустяковое, вот-вот выйдешь. А ты тихо угасаешь...

Бр-р-р! Ну и аналогии у тебя, Хваткин! Выше нос, крепче хвост! Тоже мне! Заебутся хоронить! Мы ещё в Америке зажжом и развернёмся так, что нам досрочно звание почётного гражданина США дадут!

Попрощались с другом: нам дальше - на контроль и в чистую зону. А ему - домой... Обнялись. Постояли. Одна живая душа, которая знает всю правду...

Пошли.

Паспортный контроль. Водораздел. Обратно уже никак. Если щас проскочим - значит, всё ровно будет. Время где-то 2:30. Тик-так время, тик-так...

Беру сына за руку. У жены не моя фамилия, а сын, разумеется, носит мою, поэтому нам вдвоём легче проходить - меньше глаз цепляется. Да и вообще ребёнок немного как бы оттягивает на себя... даже не знаю, чего. В общем, пошли. А моё солнышко в соседнюю кабинку пошла, жена-то, значит...

...Грустный погранец явно хотел спать.

У нас однажды случился внеплановый отдых в Турции. Это ещё до рождения сына было. Задрючило скво - поехали да поехали, хочу к морю-хочу к морю. Хоть на неделю. А мне поперек яиц тогда это встало - у меня проект пёр один, и хотелось его раскочегарить. Ну, грю, найдёшь вот в таком бюджете (от балды назвал какую-то совсем копеечную цифру) - поедем. Что вы думаете? Нашла... Мне аж страшно ехать было - за такую-то цену, какую-то там горящую путёвку - небось ад и пиздец, как он есть! Но слово дал... не попрёшь.

И вот прилетаем мы в Турцию, а у меня тогда ещё старый паспорт был (давно дело было), так там в нём фотография тупо наклеена была, без всяких этих современных пластиков и голограмм. Ну и фотка эта отслаиваться децл стала. И турецкий пограничник, пальцем так её поковырял брезгливо, чуть не отодрал совсем, и начал мне на своём турецком распедаливать, видимо, какой я бин ладен, с таким-то паспортом. Я стою, улыбаюсь, не понимаю ни буя. Но всей своей рожей доволен до жопы: показываю ему, что, мол, если вдруг он меня решит не пустить в свою Турцию, то я вот вообще ни разу не заплачу, а наоборот, очень даже порадуюсь, ибо не очень-то и хотелось!

Поглядев на мой довольный еблет и прочитав это всё на нём, погранец турецкий не рискнул оставить туриндустрию без денег отдельно взятого пакса, и, больше ничего не вякая, мгновенно откатал мне визу в паспорте.

Вот и сейчас я скроил такое счастливое выражение лица, мол, пустишь ты меня, или не пустишь - мне один хрен пофиг! И так хорошо, и эдак. Хотя внутри всё мандражировало, конечно...

- Свидетельство о рождении есть? - хмуро спросил погранец, глядя в паспорт ребёнка. Я уверенно полез в карман (разумеется, свидетельство было), на что погранец сделал жест - не надо! - и жмакнул выездные штампы.

...Сидели в какой-то кафешке в бизнес-зале. Жена спросила: может, пива выпьем? Я отрицательно покачал головой: как показывает наш общий опыт трансатлантических рейсов, надо либо нажираться в зюзю и спать все десять часов, либо не пить вовсе. От вариантов середины на половину получаешь только головную боль, которую потом не унять два дня.

До открытия гейта на посадку оставалось ещё минут 15, когда я решил совершить один символический акт. И для этого пошёл в туалет.

...Нет, нет, не подумайте чего плохого, мои маленькие извращенцы. Просто я решил выкинуть симку местную. Всё, абонент больше не абонент. Свои новые номера я, кому надо, сообщу. А этот... десять лет мы с ним. От потери симки я ничего не потеряю - в случае чего в течение полугода я всегда смогу его реанимировать, в том числе и из-за границы. И включить переадресацию, например. Если вдруг захочется. Так что акт по утоплению местной сим-карты в унитазе скорее был символическим и больше для меня: сжигай, сжигай мосты.

Почему-то мне казалось это важным. Для начала новой жизни.

Зашёл в огромный (чёрт, в этом терминале D в Шарике всё какое-то огромное) пустой сортир, сел, не снимая штанов, на очко, достал айфон и скрепку Apple, чтоб отжать отсек с симкой, и уже собирался сделать эту, известную каждому эппловоду, операцию, как вдруг телефон зазвонил.

Я аж вздрогнул от неожиданности. Бля! Пол-четвёртого ночи! Кто мне может звонить? "ID абонента не определено" - написано на экране. Нехорошее предчувствие ворохнулось в груди.

- Да? Алло? - имитируя недовольный, заспанный голос ответил я, прикрывая рот рукой таким образом, чтоб эхо не гуляло по пустому сральнику.

...и мгновенно узнал голос Антона!

- Пашка, привет! - начал он так непринуждённо, словно мы с ним не 7 лет не видались, а расстались час назад. - слушай, ты извини, что я так поздно, но тут прям слух до меня дошёл... - я нажал на кнопку отбоя вызова.

Ой-ей-ей. Это, конечно, хорошо, что я в туалете оказался во время его звонка. Здесь тихо, нету этого вечного аэропортового гула, по которому сразу можно понять, что человек отнюдь не в койке дрыхнет. Но в любой момент может заговорить диспетчерская говорилка, а это позволит ему понять не только то, что я в аэропорту, но и в каком, и на каком рейсе собираюсь лететь.

А я не знаю, достиг ли мой друг Антоша уже той крутизны, когда он может плевком самолёты останавливать, или ради него ФСБ ещё воздушное пространство не перекрывает. И мне остаётся только надеяться, что - не достиг, и будет щас пытаться какими-то более доступными но менее эффективными способами меня поймать. Хорошо, если сразу не сообразил, что я - в аэропроту. Но он вообще-т смекалистый малый. И времени у меня мало! Теперь - совсем мало!

Выкинул симку, поглядел, как унесло её лазурным потоком в озеро ПипиКака - остался доволен. Вернулся к своим, стараясь не нервничать. О, а тут уже гейт открыли. Нас-то, барсиков с бизнеса, первыми... Ох, какой кайф - фактически лечь можно! Ну, живём! Ребёнок уже на ходу спал, опять затемпературил (стюардесса принесла градусник), и, приняв жаропонижающее, отчислился спать практически сразу, как коснулся роскошного кресла. Мы с женой получили по бокалу вина, она выпила, а я не стал. Не хотелось мне чего-то, неспокойно было.

4:45. "Дамы и господа, командир корабля бла-бла-бла и члены экипажа приветствуют вас..." - взлетайте, братцы. Взлетайте. С моего места в бизнесе было видно входную дверь в самолёт. В 4:42 её закрыли. Но самолёт не двигался с места.

4:50. Стоим. Подули туда-сюда двигателями, но стоим. 4:55 - стоим. 5:00 - стоим. Вдруг открывают дверь... именно нашего бизнес-класса, на второй палубе... наверное, в этот момент я мог перекусить лом очком. Что чувствовал Ходорковский, когда в его самолёт ворвались спецназы-омоны? Угу. Я чувствовал хуже. Потому что я отлично знаю, что я - не Ходорковский. Не Навальный, не Ходорковский - жизнь, блядь, зря прошла...

...Впорхнула девушка в больших тёмных очках с элегантной сумкой. Очки она сняла уже в салоне, и я понял, что это - Анастасия Заворотнюк. Летит с нами в Нью Йорк.

Тьфу ты! Честно говоря, я тогда был так рад, что готов был не только обнять её, но и в добровольно принудительном порядке пересмотреть все сериалы с её участием, из коих не видел ни одного.

Однако такой жертвы от меня никто не просил. Палубу снова задраили, и на сей раз самолёт вздрогнул своей огромной тушей, загудел угрожающе, и покатился, медленно, как будто неуклюже, неловко... Пилот что-то говорил про параметры полёта и о том, что будет нам предложено во время оного, потом самолёт остановился, пилот коротко скомандовал экипажу положение взлёт (или что-то типа того), и экипаж исчез за занавесками. Мы снова поехали, круто на 180 градусов развернулись, и, уже без остановки, загудели-заревели взлётным режимом, Боинг, словно размявшись, помчался по полосе, чуток подрагивая на стыках и неровностях, но уже торопясь, радуясь тому, что скоро - скоро-скоро! - войдёт в свою законную, родную стихию - В НЕБО, для которого рождён!

Отрыв и крутой набор высоты, жена, как всегда, сжала мою руку - она боится летать, бедняга. И ей всю жизнь приходится со мной это делать... Вот же... тоже... ну, полюбила бы в своё время фаната железки, типа какого-нить перископа - и каталась бы от Парижу до Байкала... а её в меня влюбиться угораздило... а меня - в неё...

Довольно быстро набрали эшелон. Когда пробили пелену облаков над Москвой - в иллюминатор ударила ярким белым светом удивительно огромная и полная луна! Кажется, отсюда был виден на ней каждый камешек!

...Огромный самолёт плыл со скоростью 1180 км/ч медленно и величаво, на фоне Луны. Я любовался то на карту, которую мне показывали на огромном экране, вмонтированном в спинку переднего кресла, который по размерам был с некрупный телевизор, то на Луну сквозь рубиновое вино бокала. Когда вошли в воздушное пространство Швеции - я, наконец, выпил. И впервые за последние пару месяцев почувствовал себя спокойно и уверенно.

В голове была одна мысль: эвакуировались!

Самолёт нёс меня с семейством в Нью Йорк. Впереди была совсем-совсем другая жизнь. И от этого было как-то очень хорошо и спокойно душе.



Я в Твиттер:

Tags: escape, творчество, эмигранты, эмиграция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 228 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →