baxus (baxus) wrote,
baxus
baxus

Заплутавшая нация... | Hvatkin.com

Оригинал текста (как всегда) взят отсюда, с моего основного блога Hvatkin.com

Всё сложное - просто.

Понять современное российское общество тоже очень легко.

Это - зэки. Заключённые. Так бывает. Когда-то малограмотная тёмная народная масса смела захиревшего помазанника божьего (Первая Мировая очень способствовала этому), и конечно же, неискушённая и тупая (а никто её триста лет до этого не учил ни свободе, ни демократии), повелась на первого же картавого популиста.



...И загнали себя в такое ярмо, в каком до этого были разве что под Ордой. Да и то - не сравнить.

...Последующие тридцать лет их нагибали расстрелами и ГУЛАГ-ами, выбивая остатки человеческого, с одной единственной целью: чтоб навсегда усвоили, блядские дети: человек здесь - ничто. Ничтожество. Пыль. Ерунда. Есть - Государство. Вполне конкретное. Есть общество - довольно абстрактное. А вот отдельный человек с его желаниями, потугами, способностями, потребностями, тем более - правами и свободами, - есть ничто, пренебрежительно малая величина, незаслуживающая вообще ни малейшего внимания Государства и лишь презрительно улюлюкающей усмешки общества.

...Потом гнобили ещё сорок лет чуть пожиже, не так, чтоб прямо семьями со всеми чадами и домочадцами. Террор стал одиночным, выборочным, а позже его не стало вовсе. Но за эти тридцать да сорок лет успели вырасти и вырастить своих детей несколько поколений, которые абсолютно однозначно свыклись с мыслью: вместе мы - сила, а один... скорее враг. Потому что точно не друг. Хотя бы потому, что мудак. Потому что тьфу и растереть. И куда один против такой махины-то, а? Эка видано...

Потом совок рухнул. Неожиданно для масс. Так в колонии меняют зэкам начальника, зэков самих не спрашивая: был начальник по кличке Лютый - ох, лютова-ал, злыдень! Не дай Бог, номерок на телогреечке подсотрётся - сразу в карцер!

А пришёл - добренький. С зэками заигрывает, реформы затеял, начал гласность внедрять, - тут-то и пошло поехало, стало выясняться на каждом шагу, что вертухаи у честных зэков еду - воруют, бушлаты - налево сбагривают, а уж раньше, при Лютом-то - такое творили, что у новоприбывших зэков волосы по молодости дыбом вставали, где имелись.

А добренький того дальше: вы, говорит, должны сами себя кормить. Тогда будете работать, сколько хотите, и зарабатывать сколько вам нужно! Ай ли не здорово?

Только как работать сколько хошь, если всё равно зэки только лес и валят, а лес государство покупает, и как купит, так и будет... В общем, скоро стало всем понятно, что добренький - благоглупый мудак, если не хуже. Его и сначала-то не уважали, а уж к концу...

А у зэков так нельзя, чтобы власть на зоне не уважать. Её либо уважать, либо бояться надо. Либо и то и другое. А когда нету этого, то беспредел начинается форменный, это вам любой урка подтвердит, если он не фуфло.

Ну и началось. И среди зэка началось, а и среди вертухаев конвойных, среди кумов, тож промеж себя кусалово пошло: каждый одеяло на себя тянет, чуют, что власти-то нет, вот и не боятся никого...

Опрокинули добренького, да и леший с ним. Такое началось: ворота зоны - нараспашку, хочешь - выходи, хочешь - заходи...

Насчёт выходи, правда, бывалые зэка всем растолковывали: никто, мол, нас там на воле-то не ждёт особо, лишайных доходяг. Поэтому вышли не многие. А большинство осталось.

Подивились вертухаи: ишь, всю жизнь их охраняли, столько сил тратили, а оказывается, они итак давно согласные сидеть на жопе ровно, лишь иногда их в волю выпускай, на пару недель - и обратно в стойло. Не диво ли?

Пришёл новый начальник. Свобода, говорит. Демократия. Мы будем самой свободной Зоной в мире. Я, говорит, уж по заграницам летал, другие Зоны видел. Там, конечно, круче. Всё, понимаешь, для людей (смеётся). Но мы, говорит, если поднапряжёмся - догоним и перегоним! Голосуй сердцем, не прозюгай родину, не дай опять Лютому прийти, ласты закрутить.

...И хотя большинство зэков, что голосовали сердцем, Лютого и его хватку почти не помнили уже, либо не застали вовсе, - но всё равно так или иначе проголосовали.

Этому новому даже кликухи не придумали. Вернее, у него их много было. Сам мужик был сильный, и, вероятно, не злобный. Но самодур. И - выпить любил больше, чем Россию.

Ну, при нём такой беспредел устроили - он, значит, киряет, а вертухаи егойные новые (старых подразогнал, да вяло - многие из старых тоже пролезли ничего себе) целые куски зоны под себя приватизируют. Один цех деревообработки купил, другой - склад готовой продукции, третий - все лесовозы на себя оформил. И давай друг с другом воевать!

Зэки тоже - ворота-то открыты! - кто самый умный - слинял вообще с Зоны, и забыл благополучно, что такое: роба, развод, номера на груди... Кто умный, но не настолько - сам в вертухаи перекрасился, ещё пуще зэка гнобит, да других вертухаев в расход пустить норовит...

В общем, сурово так всё было, пока в зоне совсем не кончилась хавка.

Как запахло жареным, этот значит, начальничек, ключик-чайничек, говорит: я, говорит, устал, пацаны. Я ухожу. А за себя вот ставлю пацанчега чоткого, он вам порядок, о котором, лошпеды, жаждите, - даст, а и мне гарантирует, что ласты не завернёт, как только ядерный чемоданчик с ксивой получит.

Подивились, конечно, зэка такому раскладу: раньше-то начальника Зоны либо втихую уздечкой придушат, и утром на разводе глядишь: на трибуне новый, что вчера сзади стоял, шляпу Главного держал, ручкой приветливо машет и улыбается. Ну или там в отставку на почётную пенсию - в лучшем случае. Ещё вариант (так с добреньким было) - сам трясущимися руками зачитывает обращение, мол, Зона, которой я правил, называлась Зоной номер один в мире, а теперь, понимаешь, она распалась на десяток Зон, среди которых Зоны под номером один больше нет, а значит нет и меня, начальника этой Зоны, короче, досвиданья, - ваш ласковый Миша. Возвращаюсь в свой сказочный лес! - и хуяк: по Германиям и Евросоюзам. Там пиццу рекламировать, там - курс лекций прочитать, за всё - гонорары, лавэ нихуйовые, а вы тут, зэки вшивые, ебитесь и дальше горбатым коником, мать вашу. Вы мне за 7 лет правления остопиздели.

А в этот раз всё прям так чинно, благородно, и этот, новый - бугристый мужик такой. Сказал - как в табло ёбнул. Кто, говорит, нас обидит - дня не проживёт.

...Бывалые-то зэки сразу смекнули: хуёво будет. И потянулись на выход.

Словно услышав эти его слова, про обидки, обидчиков поднадошло - тьма! Там - терракт, там - заложники, там - башня сгорела, там - лодку торпедировали, там - дом обрушился, там - это, там - то... Только с первой порцией разобрались - вторая партия пошла: Беслан, дети, больницы...

Оставшиеся зэки поутихли, въёбывают. Понимают: стране трудно сейчас. Надо пахать.

А только и тут не слава Богу вышло. Как только с внешними и внутренними угрозами распада страны разобрался этот, невзрачненький, - так тут же вокруг себя такую пиздобратию насадил, что прежние жулики, при алкаше-то - детьми зэкам казаться стали. Гимназистками румяными, от мороза чуть пьяными...

Как только Зоной напрямую чекисты управлять стали - тут-то вообще туго всем пришлось. Кроме самих чекистов.

Ни бизнеса, ни украсть, ни спроворить чего.

Кормят, правда, сытно. Баландой, для всех, кто зэки - одинаковой.

И получается: вроде с голодухи ноги и не протянешь.

...А и до старости жить так - никакой мочи нет. Доят и доят, бляди членопогонные!

Здесь тюрьмы до сих пор устроены так: свободы-то нет и у тех, кто на воле. Поэтому тюрьма - это не ограничение свободы. Это максимальное уничтожение личности. Ты не можешь раздеться, когда хочешь, не можешь одеться, тогда и так, как хочешь. Действует миллион безумных и бездумных ограничений: нельзя это, нельзя то, нельзя в посылках мягкое, нельзя жёсткое... Не можешь читать, не можешь писать. Ты всё время подчинён чьей-то злой равнодушной воле. Которая делает всё, чтобы максимально унизить тебя и уничтожить тебя, как личность.

В основе запретов вовсе не желание не дать тебе сбежать. Куда ты сбежишь нахуй с этой йобаной подводной лодки?! В статусе беглого зэка за границу точно не выберешься, а здесь... ну, побегай, чо. Не сильно жизнь твоя поменяется.

...И у тебя напрочь отсутствует возможность остаться наедине с собой. В особо тяжёлых случаях зэк даже слабиться должен прилюдно.

Какие права, какие свободы? Я вас умоляю: россияне смотрят на условия отсидки Брейвика (камера - трёхкомнатная квартира, телевизор, интернет, книги на заказ, заочное обучение, спортзал, свидания с родными - буде те ещё захотели бы с ним видеться, и т.д.) - и восхищённо, искренне говорят: «Я бы так посидел пару годиков!»

У НИХ, там - цель: изолировать опасного психопата от общества. У нашей пенитенциарной системы цель - изъять человека из общества навсегда. В идеале - уничтожить его полностью, физически. Если не получится - уничтожить морально.

Чтобы даже если он вернулся б в общество когда-нибудь - общество его бы уже не приняло. Много вы знаете обществ, желающих принять бывших зэка? Кто-нибудь слышал что-нибудь про программы адаптации? Вот то-то.

Потому что просто лишить свободы нашего человека - невозможно: у него её и так нет. Поэтому все смотрят на узницу под домашним арестом Васильеву, которой разрешают всего лишь три часа ходить по бутикам, и умиляются. Тоже мне, наказание... Вот к параше бы её, в женскую пересылку в Печатниках - там бы поглядели бы, как запела сия барышня...

Замечу: это говорят люди, которые сами не были ни в женском изоляторе в Марьино, ни где либо ещё - максимум - сидели в какой-нить клетке в метро или ОВД районном, задержанные за какие-либо мелкие грехи.

Потому что всё равно все - зэки!

...И я не знаю, сколько поколений должно здесь смениться, чтоб выросли люди, которые живут не по принципу «не верь, не бойся, не проси», и косо смотрят что на Путина, что на Навального, что на Овального или кого-угодно ещё (они никому не верят по определению, т.к. это основное правило зэка!).

Которые наконец поймут, что они - давно уже не зэки. Можно не носить робы, игнорировать начальника, жить - где хочешь и как хочешь.

Я почти уверен, что этого не произойдёт здесь уже никогда. Наиболее продвинутая верхушка (к ней можно причислить не только власть предержащих, но практически всех, кто успешен в том или ином социальном плане) выдоит отсюда всё, что можно, постепенно реинвестируя заработанный капитал в весь окружающий прекрасный и многообразный мир за пределами границы РФ (и также по мере реинвестирования всё больше туда отбывая), оставшиеся постепенно подвергнутся замещению. По мере естественной (в лучшем случае!) убыли. Как это происходит уже сейчас на землях провинциальной среднерусской возвышенности с её умирающими деревнями, где активно скупают дома и землю за бесценок не очень русские и совсем не русские, люди.

Видимо, это достойный финал для заплутавшей (а точнее сказать - заблудшей!) нации.



Я в Твиттер:

Tags: ангел лети-лети здесь уже никого не спас, власть, истина, пиздохен-швайнц и прочие кармелиты, русофобия, рутинное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 135 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →