baxus (baxus) wrote,
baxus
baxus

Auschwitz-Birkenau | Hvatkin.com

Оригинал текста (как всегда) взят отсюда, с моего основного блога Hvatkin.com



Ужас мемориального комплекса Аушвиц (Аушвиц-Биркенау) кроется в слове «рациональность». Здесь всё максимально рационально, у самого изощрённого или жестокого издевательства был свой резон, рациональный либо производственный смысл и от этой хозяйственной основательности бегут мурашки по коже более, чем от банального тупого садизма.

И ещё - ложь. Ложь начиналась с вывески: «Труд освобождает» («труд делает свободным»). Это ложь, которая сейчас очевидна: сама концепция лагеря не предусматривала освобождение, те немногие, кто всё-таки его получал, составляли отдельную крайне малочисленную группу в общей численности побывавших здесь и погибших здесь же.

1.


Ложь тоже использовалась в рациональном ключе: легче остричь волосы (так нужные в промышленности рейха) с живого человека, чем с мёртвого. Легче попросить раздеться живого человека, чем ворочать труп.

2. Газовая камера в комплексе Аушвиц 1:


Поэтому под предлогом необходимой и обязательной дезинфекции приветливые (они были приветливы, дружелюбны с отправляемыми в газовые камеры - чтобы не «тревожить», не вызвать подозрения, не спровоцировать бунт отчаявшихся людей, осознавших, что их сейчас убьют - существовали внутренние инструкции и правила, предписывающие это поведение) надсмотрщики (как из числа заключённых, так и эсэсовцев лагерного гарнизона) просили людей раздеться, тщательно переписывали их вещи, объясняя это очень обнадёживающим «когда пойдёте на свободу - получите всё обратно».

3. Шахта для засыпания капсул. Вид изнутри.


4. Шахт несколько:


5.


Голые остриженные люди спускались в эту «комнату для дезинфекции», дверь закрывалась, и...

6.


7. Тела кремировались. Одна закладка - 4-5 человек. Вернее, трупов.


Вот описание очевидца, которой удалось выжить:

«- Кристя, ты должна посмотреть! Это страшно, но это надо видеть, чтобы навсегда запомнить, чтобы никогда им этого не простить!

...К маленькому оконцу, находящемуся на крыше этого странного строения из красного кирпича, была приставлена лестница. На верхней ступеньке стоял эсэсовец. Под лучами заходящего ласкового солнца ярко зеленел его мундир. Быстрым, ловким движением он натянул на себя противогаз, перчатки и открыл окошко. Вытянувшись на носках, заглянул внутрь, затем вынул из кармана бумажный мешочек. Нагнув голову и держась одной рукой за раму, он другой с молниеносной быстротой высыпал внутрь помещения содержимое мешочка - белый порошок - и захлопнул окно...

В ту же минуту воздух словно раскололся от пронзительного человеческого стона, похожего на завывание сирены. Это продолжалось, может быть, минуты три, стон всё ослабевал и наконец умолк. Эсэсовец соскочил с лестницы, оттащил её от окна, бросил на траву и побежал, будто спасаясь от преследования. Он скрылся за бараком.»*


8.


В отличие от Аушвица 1 (его ещё называют малым Аушвицем, или первым Аушвицем - первый из комплекса лагерей) в Аушвице-Биркенау уничтожение людей было поставлено на промышленную основу. Мне и первый Аушвиц показался огромным, а уж Аушвиц-Биркенау - …

9.


Через эти ворота входили «транспорты» (поезда) с людьми. Преимущественно с евреями, но было много и других национальностей.

10.


На этой рампе проходила «селекция», в результате которой 1943-1944 годах примерно 75-80% прибывших отправлялась в газовые камеры. Напрямик. Транзитом. Конечная станция, можно сказать - окончательная...

11.


12.


13.


14.


15.


Оставшимся 20-25% я бы не стал завидовать. В совершенно чудовищных условиях, с зашкаливающей «естественной» смертностью они содержались в бараках, каторжно трудились, и так далее - жизнеописаний того, что наполняло их жизнь, сохранилось гораздо больше.

16. Бараки заключённых.


17. На этих нарах, в щелястых бараках спали по шесть человек. Задействованы были все ярусы от самой земли.


18. Здесь и сейчас тяжёлый воздух.


В нём растворён ужас бесконечного и бессмысленного страдания с последующим за ним сознательным, рациональным уничтожением миллионов людей…

А вот зубы золотые не повыдёргиваешь у живых людей ни под каким предлогом. Поэтому этим занимались специальные команды из заключённых.

В разное время была разная практика, конечно, но в крематории (обрабатывать трупы после газовых камер и сжигать их) в целом набирались люди из так называемого преступного элемента (правда, их хронически не хватало), и из тех заключённых, кто уже в лагере достиг каких-то особых морально-нравственных низов. Проще говоря - из негодяев. И здесь тоже был сугубый рационализм: у негодяев психика крепче. Значит, не свихнутся дольше.

19.


Команду обязательно уничтожали через время. И опять - ничего личного, только рационализм: во-первых, свидетели, а во-вторых - даже негодяи сходили с ума, а так как негодяев не хватало, «нормальные» обнаруживали признаки помешательства ещё быстрее.

Невозможно было вымолить пощаду. Невозможно было ничем - ни низостью, ни талантом, ни ударным трудом - заслужить себе хотя бы существенное улучшение условий. Считающие себя высшей расой палачи не нуждались в приговорённых к уничтожению целыми нациями, даже если среди них вдруг попадались какие-то таланты. Показателен вот этот эпизод, запечатлённый очевидцем:

«Все знали маленького Володю. Малыша привезли в октябре 1943 года с транспортом из Витебска. Ему было пять лет, и он был очень забавный. Ещё дома его прозвали комиком. Он смешно гримасничал. Мило копировал взрослых, шалил, всех восхищали его шалости. Когда комендант лагеря Хесслер принимал транспорт и другие дети, цепляясь за юбки матерей, плакали от холода и усталости, маленький Володя подбежал к Хесслеру, лукаво улыбнулся, отдал честь и крикнул:

- Как поживаешь, дядя?

Хесслер прямо-таки остолбенел. Володе удалось вызвать у него улыбку.

После Хесслер часто заходил в русский блок и уже с порога спрашивал: «Где маленький Володя?»

Все в лагере удивлялись: неужели есть ещё человеческое чувство в этом чудовище, который хладнокровно отправил столько детей «в газ»? Да ещё по отношению к Володе, которого, наверное, растили большевиком, чтобы отплатить фашистам? Хесслер приводил с собой в русский блок ещё и Кремера. И Володя, приводя в отчаяние мать, под ненавидящими взглядами остальных женщин, забавлял эсэсовцев как только мог. Он пел им чудесные песенки. Со скрытым под невинной улыбкой лукавством мальчик пел: «Если завтра война»... О, Володя был на редкость умным ребёнком.

Но симпатии лагерных властей не повлияли на улучшение условий жизни Володи. Он получал ту же порцию хлеба, что и все дети. И вскоре заболел. Мать Володи хотела попросить, чтобы её не разлучали с ребёнком, чтобы его не брали в ревир (внутрилагерный госпиталь, прим. моё), но эсэсовцы перестали появляться в бараке. Володю отправили в ревир, и он умер. В тот день в бараке появился Хесслер:

- Где маленький Володя?

Ему не ответили. Он повторил вопрос громче, раздражённый враждебным молчанием. Подбежала испуганная блоковая и доложила о смерти Володи так, словно извиняясь, что сегодня не может, к сожалению, доставить ему развлечение...

- Умер? Гм... быстро... - удивился он. - Ну, а есть ещё какие-нибудь другие красивые дети?

По требованию блоковой с нар стали слезать изголодавшиеся, больные дети... на конкурс красоты.

Хесслер окинул их пристальным взглядом, но не нашёл никого, достойного внимания.

- Тут ничего нет. - плюнул и вышел.

На другой день пришёл приказ - отобрать всех детей...»


Понимаете? Лабораторная мышь, предназначенная для испытания нового препарата, если станцует краковяк вдруг - и та, наверное, привлечёт внимание учёного. И скорее всего, изменит свою судьбу. А здесь - без вариантов. Лабораторной мыши изначально живётся лучше: перед учёным не стоит задача непременно уничтожить её, он даже наоборот, заинтересован в её жизни...

Если вы дошли до этого места и у вас ещё не разорвалось сердце - вы можете продолжать, а я прервусь. Потому что моё сердце разорвалось в пятом бараке Аушвица I.

Называется он скучно: Material Proofs of Crimes - вещественные доказательства преступлений:

20.


На фотографии, возможно, не очень понятно, но это всё - детская (!) обувь. Этих детей убили здесь, либо они здесь умерли сами, как Володя - от невыносимой прелести бытия...

21.


Ехали с игрушками, с вещами...

22.


23.


Считается, что детям было легче, они многие не успевали испугаться...

«Я увидела девочку лет семи с оливковым цветом лица, огромными тёмными глазами и длинными чёрными локонами. Я не могла оторвать от неё глаз. У неё были гармоничные, прелестные движения. Она с любопытством оглядела «зал», затем взмахнула над собой скакалкой и перескочила несколько раз через верёвку. Она не видела удручённых, искажённых отчаянием лиц, не знала действительного назначения места, в которое попала. Видно, она нашла, что обширный «зал» подходит для игры. Со всей доверчивостью ребёнка, для которого мир ещё является безграничным пространством для развлечений, она грациозно прыгала через скакалку.

В «зал» вошёл эсэсовец с лицом гориллы. Массивная челюсть, голый жёлтый череп мертвеца, маленькие бегающие глазки, почти скрытые за выступающими вперёд скулами, резкие, нервные движения, - один его вид вызывал дрожь. Наступило зловещее молчание.

Девочка с прыгалкой остановилась и посмотрела туда, куда смотрели все.

- Хустек... - услышала я тихий мужской голос. - Этого дьявола зовут Хустек, он будет проводить отбор.

Хустек неистовствовал. Данное ему право решать человеческие судьбы, их жизнь или смерть - пьянило его. Он метался по «залу», вылавливал своими глазками испуганные, искажённые болью лица, хватал за плечи старых женщин и толкал их в «сторону смерти», изрыгая отрывистые приказания...

Он даже расстегнул мундир, устав от этого своего упоительного занятия, и огляделся вокруг.


24. Чемоданы убитых.


Девочка со скакалкой решила, вероятно, что теперь уже ничто не мешает ей прыгать. Впрочем, ей, видно, вовсе незнакомо было чувство страха. Может быть, в окружавшей её прежде жизни не было злых людей. Она прыгнула через верёвку, не сводя огромных детских глаз с лица Хустека. На какую-то секунду им овладело удивление, затем он протянул руку, указывая ей направление:

- Вперёд! Живо!

Улыбка озарила её прелестное личико, когда она, ничего не подозревая, прыгнула в «сторону смерти».


25. Огромные залы, наполненные обувью жертв...


26.


Мы стояли, потрясённые этим страшным зрелищем.

- Ещё ничего не понимает. Просто-напросто взяла да и прыгнула...

- Откуда ей понимать? Разве она провинилась? Как она может о чём-нибудь догадываться?»


Наверное, детям было легче, если вообще можно употреблять такие категории применительно к теме. Но каково нам, взрослым? И потомкам тех, кто творил это, и потомкам тех, кто открыл ворота лагеря, и тех немногих, что выжили - каково это, осознавать этот кошмар?

Можно ли себе представить, что старый немецкий дедушка-комендант этого лагеря, вздыхая, говорит внуку, сидя у камина: «Время было такое, сынок... сейчас трудно понять...»

А?

Немецкого дедушку представить нельзя: всех этих комендантов повесили ещё в первые послевоенные годы, многих - на территории вверенных им учреждений.

Вот виселица, на которой повесили Рудольфа Хесса (прошу не путать с другим известным Рудольфом - Гессом, который сидел пожизненно и умер в 1987 году в тюрьме в Берлине), коменданта Аушвица:

27.


На виселице на территории своего бывшего лагеря закончил свою жутковатую житуху и Амон Гёт, комендант лагеря Плашув, что имел место быть в Кракове (я ещё расскажу подробно об этом).

Те, кому удалось-таки вывернуться (подобно Демьянюку) - ховаются по всему свету, стараясь не светиться. Но таких очень, исчезающе мало.

А наши палачи-пенсионеры? В те же годы орудующие в лагерях? О, они в порядке. Почти никто не пострадал. Благополучно дожили до новых времён (многие). Самый их главный людобой теперь признан «эффективным менеджером», а нынешние поколения молодёжи вообще уже не считают ГУЛАГ чем-то страшным. Дескать, и число жертв никто точно посчитать не может, а уж невинно осуждённых - не представляется и вовсе возможным выяснить, кто за дело сидел, а кто - за так. Так был ли мальчик-то?

Ведь у нас нет таких мемориальных комплексов. А те, что есть, подвергаются уже чуть ли не насмешкам. И Катынь нам не Катынь, и ГУЛАГ - не ГУЛАГ… Нам оно без надобности - такая память! Без неё легче. Всё можно подвергнуть сомнению и, значит, махнуть рукой - кто там разберёт, что там на самом деле было...

28.


Да?

Вот так выглядит статистика Аушвица. И это только те цифры, про которые известно совершенно точно, подтверждено документально и исследованиями:

29.


30.


Следующий пост серии=>>>

* - здесь и далее использованы цитаты и данные из следующих источников (библиография):

1. Кристина Живульская. «Я пережила Освенцим»

2. «Аушвиц глазами СС» (издание государственного музея «Аушвиц-Биркенау», 2011 г.)

3. «Аушвиц-Биркенау. История и настоящее» (издание государственного музея «Аушвиц-Биркенау», 2009 г.)





Я в Твиттер:
Tags: auschwitz-birkenau, палачи и праведники
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 191 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →