baxus (baxus) wrote,
baxus
baxus

Сказка - быль. Окончание.

Окончание. Все части рассказа можно прочитать по тегу «Абрау», предыдущая часть лежит здесь.

- Собирайся. Мы уезжаем. - сказал жене. Мысленно добавил: "Если нам дадут уехать, конечно."



- Куда? - только и успела спросить она, когда в ворота постучали.
- Пока в Геленджик. А там посмотрим... - и с ружьём наперевес пошёл к калитке. Не открывая, спросил:
- Кто там? - хотя итак было ясно, кто.
- Сваи, хазяын! - с характерным акцентом отозвались из-за ворот. - Двэр открой, да?
- У меня свои далеко. Что нужно?
- Э-э, слюшай, открой, пожалуйсто. Нэ хорошо так говорить о делах, да? - с приблатнённой, характерной такой интонацией в голосе.
- У меня нет никаких дел с вами. - я специально старался говорить порезче, однако постоянно приходилось помнить, что это за калиткой - двое, а на горе ещё человек тридцать может быть. И я тут в одного не смогу Сагру устроить. Однако видимо, в щели разглядели, что у меня в руках ружьё, поэтому говорить начали вежливее и конструктивнее (просто удивительно, как заряженное оружие способствует хорошим манерам и вежливости тона):
- Хозяин, нам бы дом снять - не сдаёшь? - другой голос, почти без акцента.
- Не сдаю.
- А не знаешь, кто сдаёт здесь, в посёлке?
- Не знаю.
- А-а... - потоптались. - Ну, эта - бывай, хозяин! Мир - дому! - и на своём, между собой, быстро-быстро, в полголоса.

Ушли.

Теперь это только вопрос времени. По-любе надо уезжать, даже если б не было куда: жену с ребёнком одних тут уже не оставишь даже на полминуты. Блядь, вот же напасть ещё... Летом тут совсем по-другому...



- Ну что, собираемся? - словно ещё надеясь остаться, спросила жена.
- Конечно! Я думал, вы уже готовы... - бросил раздражённо и зло. Поднялся наверх, на террасу: оттуда открывался хороший обзор, хотя безлистные об эту пору побеги винограда не скрывали и меня - но мне уже нечего было скрываться.

В звенящей тишине (даже ветер, постоянно дующий здесь зимой, вдруг затих, словно прислушивался) на горе послышалось какое-то движение. Заводились двигатели, уезжали машины. Доносились гортанные выкрики - слышимость в горах совершенно замечательная, сколько раз замечал.

Вроде, отвалили. До поры. Тем более, пора ехать. В Гелике хотя бы охрана по периметру, в посёлке самом живёт больше народу, да и с коммуникациями по-проще.

...На всякий случай вещи консолидировал в прихожей (жена попыталась одну сумку поставить во дворе, но я не дал), с таким расчётом, чтоб за один раз всё отнести в машину. Уловка, конечно, детская, но всё же не лишняя: зверьё ведь тоже во многом - словно дети. Гор. "Дверь открой..." - мальчиши-плохиши, блин.

Кто знает, кто там за нашими действиями с горы наблюдает, и как отнесётся к явным сборам... Всё равно сообразят, конечно, когда садиться в машину будем, но - только очень бережёного бережёт Бог.

Кстати, о "своих". Дай-кось я позвоню аборигену-то, Серёге. "Воздух здесь уникальный", ага. В Чечне, кстати, насколько я помню, тоже воздух вполне себе прекрасный. Экология замечательная - чтоб ему всю жизнь на курортах Ачхой-Мартана отдыхать!

- Здорово, бро. Можешь щас говорить? Мне тут тебя здорово не хватает. Прямо затосковал, понимаешь, аж уезжать собрался. - я вкратце обрисовал ситуацию. Серёга обеспокоился не на шутку:
- Странно. Что им там надо-то? Я завтра приеду.
- Бро, я, конечно, завтра дождусь, но вообще-то я в Гелик переезжаю. Чего-то меня достал этот быт: отшельника-аскета из меня явно не получается. Да ещё и эта запутка, хожу тут с ружьём по дому и участку, как Карацупа, бля... Завтра утречком и двину: благо, они вроде съеблись пока. Ночью поглядим, однако, чего будет.

Ночь прошла тревожно. Погода была злая, вьюга, ветер в долине выл, словно пёс по умершему хозяину. Всё скрипело, качалось, шумело - в такую ночь вурдалаки, вылезшие из могил, будут смотреться вполне органично и уместно - что уж там говорить об обычном криминале...

Заснуть тревожным сном мне удалось только под утро. И почти мгновенно прозвонил будильник: пора!

Размышлял: что, в сущности, произошло? Группа людей "кавказской наружности" несколько раз в день приезжает на пятак на горе, где некоторое время стоят, трут какие-то свои тёрки. Иногда спускаются в посёлок, чиста "пройтись". Ходят без видимой цели, смотрят. И что? Это не криминал, законом смотреть не запрещается. Летом тут тоже много народу шлюндрает: торгаши, представители всяких строительных бригад (тоже - не славянской внешности, прямо скажем), да мало ли.



Ну, спросили "не сдаёшь ли дом", и что? Ещё когда строились, помню, эти странные люди - бздыхи, отдыхающие - разговаривали с моей, пардон, задницей: я чинил тачку для кирпичей и отвечал не оборачиваясь - так они надоели вопросами несуразными, а они всё спрашивали, и их ничуть не смущало, что они разговаривают с жопой. В погоне за дешевизной (логика бздыха - чем дальше от моря тем дешевле сдаётся жильё) они зарулили в нашу долину, и теперь никак не хотели уходить без результата.

Недостроенный дом их тоже не смущал, кстати. Отдыхающие на наших югах просто удивительно неприхотливы бывают.

Но эти - не бздыхи. Не отдыхающие. И пока что совершенно непонятно, чего они хотят. А неизвестность и непонятность всегда пугает и настораживает - это раз. И два - я тут один. В смысле летом тут народу - хоть жопой жуй, под каждым кустом: однажды пошёл к морю пешком, через гору. Там на горе всю дорогу - дремучий лес, если что. Так, ёлы-палы, из-под каждого куста кого-нить шугал. Кругом палатки чуть не на деревьях поставлены, студенты развесёлые, а в одном месте, ближе к вершине, (я аж покраснел, старого мудака кусок) : двое парней девочку ракообразно установили, и групповушку с ней в два смычка замутили на природе, не шибко заморачиваясь, что рядом тропа проходит. Красивую, кстати, девочку...



А мужичок, у которого участок крайний к лесу, у подножья горы, тоже как-то байку травил: сообразил он с корефанами водки напиздячиться у себя на участке, ну шашлычок там, хуё-моё. И один из присутствующих, ужравшись, не от ума великого - взял, да и хуйнул пустую бутылку в лес. В бурьян, как он думал, ага.

ПОПАЛ, йопто: из леса прибежал, заложив большой круг до входа в посёлок, пацанчик на кумаре, с разбитой будкой - бутылка аккурат в него угодила, когда он приход ловил. И с ним ещё пять таких же укуренных друзей в очередь на опиздюливание встали. В тот раз зрелые алкоголики победили начинающих наркоманов, но больше в лес никто ничего не кидал, а сам мужичок, чей участок, признавался, что чувствует себя неуютно: раньше-то, бывало, седые муди развесит, и бродит по сельдерею своему с петрушкой, что твой Адам. С дороги кусты и забор защищают, а на лес на горе он и не смотрел, думая, что там никого нет. А теперь вот хер знает, сколько оттуда на тебя смотрит насмешливых глаз...


...Но сейчас я здесь один (малоподвижный пенсионер неподалёку - слабое утешение), причём один я в худшем смысле этого слова: был бы я совсем один - даже б не почесался б, ещё б порадовался случаю ружьё использовать, да и вообще - экстрим.

Но я здесь с семьёй, с женой и ребёнком. И всё, больше никого. В радиусе 8 км. сильно пересечённой горами местности жилого жилья зимой нет вообще. До самого Абрау.

На фоне этого одиночества даже если б там на горе взяли моду собирать тусы исключительно бородатые славяне в срачницах и с хоругвями - это тоже было бы подозрительно и ничего, кроме неприятностей, не сулило б. А уж от нохчей в большом количестве точно хорошего ждать здесь может только больной на всю голову оптимист.

...С другой стороны - никак не мог отделаться от привкуса позорного бегства. Какие бы доводы не приводил сам себе, в том числе и тот правдивый факт, что собирались уже (безо всяких нохчей) переезжать отсюда в Гелик - слишком сложен тут быт, даже стиралка-автомат не работает без воды, а стирать руками на ребёнка - этож йобнешься и застрелишься, нахер. И, кстати, о ребёнке: собой я могу рисковать как угодно, а ребёнком и женой - не имею никакого морального права...

И всё равно оставалось это паршивое ощущение сдачи без боя. Умом-то всё понятно, но сердцу не прикажешь.

Хмурый и невыспавшийся, в такое же хмурое утро (погода полностью соответствовала нашему настрою: с неба сыпалась какая-то неопределившаяся ещё шняга: толи снег с дождём, толи дождь со снегом, дул сильный ветер в долине) быстро загрузил семью в машину, тщательно запер дом, отключив все системы жизнеобеспечения. Сам прыгнул за руль и быстро-быстро погнал в гору.

Светало.

Ружьё приладил между сидений - ещё на охоте приспособился, там удобно очень - как спецом для ружья место. И под рукой. Мне похуй щас на ментов и нарушение правил перевозки оружия - мне семья дорога. Когда к людям выедем - уберу...

...На горе меня ждал сюрприз: стоит машина. 99-я. Тонирована наглухо. Стоит, причём, заведённая: замёрзли ребята, греются. Или готовятся, услышав шум моего двигателя. К чему? Проехал мимо них, держа руку на ружье, и машина тут же тронулась следом, за мной. Весело. Ладно.

В Абрау остановился у магазина. "Девятка" резко рванула в сторону Дюрсо. Постоял немного - поехал в Новороссийск. До Цемдолины вроде никого за мной не было, а после Цемдолины движение уже большое - не определишь.

Ехали в Гелик молча. Сын спал, мы с женой молчали. Судя по всему, её терзали те же мысли, что и меня, потому что в какой-то момент она сказала, как бы ни к кому не обращаясь:

- Вот так они нас потихоньку отовсюду и выживут.

Я не нашёлся, что ответить на это...




Исходный текст и больше фотографий - здесь. Рекомендую, кому интересно, вносить hvatkin.com в RSS-подписку, - там всё публикуется ранее, а тексты аутентичны и не приглажены.

Мой магазин готовых фирм. Тоже рекомендую, кстати.

Я в Твиттер: Follow @real_baxus
Tags: hvatkin.com, Абрау, персональный рай, письма с юга, художественное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 102 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →