baxus (baxus) wrote,
baxus
baxus

И снова - О Ленине

В классе пятом нас почему-то заставили написать довольно странное сочинение. Тему я уже сейчас не помню, фишка в том, что необходимо было отразить в сочинении потрясающую работоспособность вождя, и, соответственно, своё восхищение ей. Всё просто.

Я решил почему-то, что круче всего работоспособность вождя проявилась в шалаше: сами посудите – какой ещё дятел может в шалаше, вместо того, чтоб глядеть на звёзды или гоняться за пейзанками, за неимением никаких технических средств (тогда, насколько я понимаю, даже шариковых ручек ещё не было) – работать, работать, работать: кропать статьи в огромном количестве, и у рабочего Емельянова и иже с ним обслуживающего персонала заказывать только книги в библиотечных масштабах?! Ибо в детских рассказах как-то даже еда проходила незаметно – словно вождь святым духом питался, или – книги, как козёл, жевал…

Но вот с фактическим материалом была проблема. Собственно, к пятому классу средней школы я знал, что Ленин скрывался в шалаше. Знал что шалаш – в Разливе. Знал, что хавчик и литературу таскал ему туда некто «рабочий Емельянов». Всё. Особенная проблема была с тем, ЧТО ИМЕННО вождь там написал? Наводить справки было недосуг, и потому я на полную катуху врубил свою богатую фантазию.

Так, согласно моему сочинению, в шалаше Ленин написал: «Материализм и эмпириокритицизм» (в слове «эмпириокритицизм» я тогда сделал 6 ошибок), «Детскую болезнь левизны в коммунизме», «Толстой, как зеркало русской революции», закончил фундаментальный труд «Государство и Революция», и т.д., и т.п. Вообщем, я не поскупился, и привёл практически полный перечень статей Ленина с оглавления учебника.

Этого мне показалось мало, и я добавил, что вождь, помимо непосильного труда над статьями, каждое утро делал зарядку, пробегал 15 (пятнадцать!) километров, после чего купался в проруби (а не знал я, в какое время года вождь в шалаше сидел!), занимался вольной борьбой (сам с собой, видимо) – вообщем, терминатор просто, а не вождь.

Оставалось добавить чего-нибудь человеческого. Не мудрствуя лукаво, я приписал вождю в свободное от всех этих энергоёмких занятий время тихий труд на свежем воздухе над изготовлением свистулек, трещёток, и даже – сахарных леденцов для крестьянской детворы, которые (и вот тут взыграла моя еврейская сущность!)) впоследствии рабочий Емельянов с успехом сбывал в деревнях. Под словом «сбывал» мною подразумевалось – продавал, тем самым пополняя партийную кассу, видимо.

Самое интересное – у литераторши не вызвал душевного протеста чересчур ёмкий перечень статей, и купание в проруби её тоже оставило равнодушной. Даже шалашная мануфактура по производству сладостей и трещоток не возмутила её цензорского взгляда! Больше всего она зацепилась за слово – «сбывал». Она строго допросила меня, откуда это мне стало известно, что Вождь, в условиях жесточайшей конспирации осуществлявший подготовку к мировой революции, походя успешно фарцевал сахарными петушками?! Когда я высказался что-то в том духе, что это, мол, моё предположение – не просто ж так раздавать плоды тяжкого труда? – то был грубо обруган за подтасовку святых исторических фактов, а чтобы вывести приличную итоговую оценку (был конец года) - от меня потребовали переписать сочинение слово в слово, с единственной правкой – вместо «сбывал» охуенно счастливый рабочий Емельянов должен был РАЗДАВАТЬ вконец охуевшей от счастья крестьянской детворе БЕСПЛАТНО сладости от законспирированного по самый шалаш дедушки Ленина…

Кончилось всё, как всегда – итоговая была приличная, началось лето, и про переписывание сочинения все забыли. Вот такая ахинея писалась в сочинениях.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments